Исключение участника из состава участников ООО. Новые подходы правоприменительной практики

Архив статей

Положения ст. 10 Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусматривают, что участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно её затрудняет.

По смыслу указанной нормы, исключение участника представляет собой специальный корпоративный способ защиты прав, целью которого является устранение вызванных поведением одного из участников препятствий к осуществлению нормальной деятельности общества.

Названный механизм защиты может применяться только в исключительных случаях при доказанности грубого нарушения участником общества своих обязанностей либо поведения участника, делающего невозможной или затрудняющей деятельность общества.

В Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 151 от 24 мая 2012 г. приведены частные случаи, когда поведение участника общества с ограниченной ответственностью может служить основанием для его исключения из состава участников общества. К таким случаям отнесены, в частности:

— подделка участником общества протокола общего собрания участников о смене руководителя общества, которым в дальнейшем было произведено отчуждение дорогостоящего имущества общества;

— совершение участником общества сделки по отчуждению недвижимого имущества общества, что привело к невозможности осуществления обществом дальнейшей деятельности;

— голосование участника по вопросам повестки дня общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, а равно систематическое уклонение от участия в собраниях, если такие действия (бездействие) причиняют значительный вред обществу или делают невозможной деятельность общества либо существенно её затрудняют.

Также в судебной практике арбитражных судов в качестве основания для исключения из состава участников общества были квалифицированы следующие действия:

— фальсификация участником общества документов в целях уменьшения доли другого участника (выведения его из общества) и смене директора (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 сентября 2015 г. № Ф05-12883/2015);

— обращение участника общества в государственные органы, в том числе и правоохранительные, в связи с действиями (бездействием) общества, его органов управления или иных участников, если участник знал или должен был знать, что при обращении в госорганы с соответствующими требованиями и жалобами он сообщает недостоверную информацию (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 сентября 2015 г. № Ф04-22901/2015);

— заключение участником сделки залога недвижимого имущества после фактической его продажи обществу, уклонение от государственной регистрации перехода к обществу права собственности на переданное ему, изъятие у общества значительных денежных средств без предоставления в течение длительного времени соответствующего встречного возмещения является основанием для исключения участника из общества (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23 октября 2012 г.  № Ф09-9508/12);

— совершение участником общества действий, в результате которых на общество были переложены негативные последствия неисполнения этим участником кредитного обязательства, если данные действия привели к возникновению у общества значительных убытков и введения в отношении него процедуры банкротства (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30 ноября 2012 г. № Ф09-10795/12).

Все указанные случаи объединяет одна общая черта — нарушение участником общества его обязанностей, в том числе и обязанности не причинять вред обществу, что повлекло значительные неблагоприятные последствия для общества, существенно затрудняющие его деятельность или делающими её невозможной.

Однако представляется, что далеко не всегда при рассмотрении вопроса об исключении участника из общества необходимо устанавливать реальное наступление неблагоприятных для общества последствий в результате совершения участником действий, идущих в разрез с интересами общества. Так, в п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 от 23 июня 2015 г. разъяснено, что осуществление конкурирующей деятельности участником общества является основанием для его исключения из состава участников общества. Полагаем, что уже само по себе осуществление конкурирующей деятельности участником общества на том же товарном рынке свидетельствует о том, что данная деятельность осуществляется вопреки интересам общества, влечёт снижение доли его доходов или существенно затрудняет увеличение доходности деятельности общества, при том, что согласно ст. 50 ГК РФ получение прибыли является основной целью создания общества с ограниченной ответственностью, являющегося коммерческой организацией. Полагаем, что в данной ситуации также нужно учитывать, что в силу ст. 50 Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» любой участник общества имеет доступ к неограниченному кругу документов данного общества, что позволяет недобросовестному участнику использовать предоставленные ему законом корпоративные права в собственных интересах и вопреки интересам общества, что должно рассматриваться как недобросовестная конкуренция и влечь для данного участника неблагоприятные последствия в форме исключения его из состава участников общества.

Иной подход должен быть в отношении оценки бездействия участника общества, уклоняющегося от участия в общих собраниях участников. В данном случае суду необходимо устанавливать, что нереализация участником общества его права на участие в управлении обществом носила систематический характер и заведомо влекла существенное затруднение деятельности общества или делало её невозможной. При этом истец в силу положений ст. 65 АПК РФ должен доказать, что вынесенные на разрешение собрания вопросы имели хозяйственную необходимость для общества, а непринятие решений по этим вопросам привело к наступлению или создало реальную угрозу наступления негативных последствий их непринятия в виде невозможности или существенного затруднения деятельности общества.

Так, решением Арбитражного суда Хабаровского края от 11 марта 2016 г. по делу № А73-18043/15 участник общества был исключён из общества по мотиву систематического уклонения от участия в собраниях участников, на которых решался вопрос о привлечении дополнительных денежных средств для финансирования деятельности общества путём увеличения его уставного капитала или заключения договора займа.

При рассмотрении указанного дела судом было установлено, что общество имеет земельный участок, предоставленный ему в аренду для осуществления строительства объекта недвижимости. Реализация данного инвестиционного проекта находится на стадии разработки проектной документации. При этом иной деятельности общество не осуществляет в связи с чем испытывает недостаток оборотных средств, по причине чего у общества сложилась кредиторская задолженность, в том числе, и по оплате арендной платы за пользование земельным участком. По инициативе руководителя общества на общее собрание участников выносился вопрос об увеличении уставного капитала за счёт дополнительных вкладов участников общества, что позволило бы рассчитаться с долгами общества и профинансировать завершение проектных работ. В качестве альтернативного варианта было предложено заключить договор займа с третьим лицом на льготных условиях, который как крупная сделка требовал одобрения общим собранием участников общества.

Однако ни на первом, ни на втором собрании участников соответствующие решения приняты не были, поскольку ответчик, обладая долей в уставном капитале в размере 50%, уклонился от участия в созванных собраниях.

Очевидно, что в данном случае в обществе сложилась ситуация дидлока, когда в связи с устранением ответчика от участия в управлении обществом ни одно корпоративное решение не может быть принято, что делает невозможной осуществление дальнейшей деятельности общества. Выходом из этой ситуации могла бы стать ликвидация данного общества, но, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 29 постановления № 25 от 23 июня 2015 г., ликвидация юридического лица возможна только в том случае, когда все иные меры для устранения препятствий для продолжения его деятельности, в том числе исключение участника юридического лица, исчерпаны или их применение невозможно.

В тоже время, если при рассмотрении дела об исключении одного из участников из общества выяснится, что помимо ответчика на общем собрании участников не присутствовал и ещё кто-то из участников, в отсутствие которых общее собрание всё равно не смогло бы принять решение, требование истца об исключении ответчика из общества не подлежит удовлетворению, поскольку отсутствует причинно-следственная связь между уклонением участника от участия в общих собраниях и наступившими неблагоприятными для общества последствиями в виде невозможности принять решение, имеющее для него важное хозяйственное значение. В этом случае истец не лишён права обратиться с требованием об исключении из общества всех участников, уклонявшихся от участия в общих собраниях, если будет установлено, что все они знали или должны были знать, что из-за их совместной неявки не удается принять необходимое решение.

При разрешении вопроса об исключении участника из общества по мотиву его систематического уклонения от участия в общих собраниях суд должен помимо наступления неблагоприятных последствий для общества устанавливать отсутствие уважительных причин неявки участника либо его представителя на общие собрания, а также соблюдение порядка созыва и проведения соответствующих собраний уполномоченными органами общества, в том числе надлежащее извещение участника о дате, времени и месте проведения собрания. На данные обстоятельства обращено внимание в п.п. 6, 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 151 от 24 мая 2012 г.

Разрешая вопрос об уважительности причин неявки участника на собрания, суд должен учитывать, что участник общества не лишён возможности направить своего представителя для участия в общем собрании участников, выдав соответствующую доверенность. Отказ участника общества от реализации права на участие в общем собрании участников через представителя при отсутствии у него объективной возможности личной явки на собрание не может быть квалифицирован в качестве уважительной причины его неучастия в собрании.

Долгое время в практике арбитражных судов превалировал подход, согласно которого при наличии в обществе двух участников, обладающими равными долями (по 50% каждый), применение института исключения участника невозможно. В этом случае суды рассматривали заявление исковых требований об исключении участника из общества как механизм получения контроля над обществом и лишения другого участника законных прав на свою долю. Иной подход сформулировал Верховный Суд РФ в определении от 20 июля 2015 г. № 305-ЭС15-2706, признав, что в силу положений ст. 10 Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта само по себе не является безусловным основанием для отказа в иске об исключении участника из общества.

При этом, если суд установит, что нормальной хозяйственной деятельности общества препятствуют равнозначные взаимные претензии его участников, что свидетельствует о ярко выраженном конфликте интересов в управлении обществом, а действительной причиной обращения в суд об исключении из общества является утрата участниками единой цели при осуществлении хозяйственной деятельности и желание за счёт интересов другого участника разрешить внутрикорпоративный конфликт, а не действия (бездействия) последних по причинению вреда обществу, в удовлетворении исковых требований должно быть отказано.

Так, в определении от 8 октября 2014 г. № 306-ЭС14-14  Верховный Суд РФ указал, что в ситуации, когда уровень недоверия между участниками общества, владеющими равными его долями, достигает критической, с их точки зрения, отметки, при этом позиция ни одного из них не является заведомо неправомерной, целесообразно рассмотреть вопрос о возможности продолжения корпоративных отношений, результатом чего может стать принятие участниками решения о ликвидации общества либо принятие одним из участников решения о выходе из него с соответствующими правовыми последствиями, предусмотренными Федеральным законом РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и учредительными документами общества.

Иная ситуация складывается, когда миноритарный участник требует исключения из общества участника, владеющего долей в уставном капитале более 50%. Удовлетворение таких требований возможно только в том случае, если участники общества в соответствии с его уставом не имеют права свободного выхода из общества (ст. 26 Федерального закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

 Согласно правовой позиции, изложенной в п. 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 151 от 24 мая 2012 г., исключение мажоритарного участника из общества при наличии у других участников общества права свободного выхода из него приведёт к нарушению справедливого баланса интересов участников общества.

Анализируя складывающуюся после издания Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ информационного письма № 151 от 24 мая 2012 г. судебную практику можно констатировать, что в целом институт исключения участника из общества используется как эффективная санкция против участников, своими противоправными действиями препятствующими нормальной деятельности общества. Однако, как и во многих других случаях, в отдельных ситуациях недобросовестными участниками хозяйственных обществ предпринимаются попытки использования данного института для достижения интересов, необусловленным грубым нарушением участником общества его обязанностей, а для достижения иных целей, в частности, связанных с завладением корпоративного контроля в обществе.

В этой связи в каждом конкретном деле суд должен тщательно выяснять обстоятельства корпоративного спора, характер совершённых ответчиком действий, их причины и последствия, а также истинные цели, преследуемые истцом при обращении в суд с иском.

 

 Андрей Набока, ведущий юрисконсульт ООО

«Центр юридической защиты предпринимателя»,

член Ассоциации юристов Хабаровского края.

19.05.2016    Исключение участника из состава участников ООО. Новые подходы правоприменительной практики