Компенсация морального вреда, причиненного источником повышенной опасности на объектах железнодорожного транспорта

Архив статей

В соответствии со статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) компенсация морального вреда возмещается независимо от вины причинителя вреда, в случае, если вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Исходя из пункта 2 статьи 1101 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно пункту 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20.12.1994 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Разберем на примере ситуацию, когда оснований для уменьшения размера возмещения компенсации морального вреда вследствие ненадлежащего обеспечения работодателем безопасности условий труда не имелось.

А.А. и Я.В. обратились в суд с иском к железнодорожной компании о взыскании морального вреда, указав, что в результате воздействия источника повышенной опасности (технического тока) умер муж А.А. и отец Я.В., занимающий должность начальника района электроснабжения структурного подразделения в данной железнодорожной компании, и выполнявший работы на электроустановке.

Причиной произошедшего явилось нарушение погибшим должностной инструкции, а также неудовлетворительная организация и контроль за производством работ со стороны руководства дистанции электроснабжения и электромонтера по ремонту воздушных линий электропередачи, что отражено в акте расследования несчастного случая.

А.А. и Я.В. ссылаясь на то, что из-за действий руководства дистанции электроснабжения и электромонтера по ремонту воздушных линий электропередачи произошел несчастный случай, просили взыскать с ответчика компенсацию морального вреда по 10 000 000 рублей каждой.

Согласно абзацу 2 части 2 статьи 212 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов.

Определив в пользу близких членов семьи погибшего – его супруги А.А. и дочери Я.В. компенсацию морального вреда в размере по 1 000 000 рублей каждому, суд первой инстанции исходил из установленного факта нарушения ответчиком как работодателем требований безопасности условий труда, степени вины, характера причиненных истцам нравственных страданий, а также учитывал требования разумности и справедливости. Апелляционным определением решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Ответчики, не согласившись с судебными постановлениями, обратились с кассационной жалобой.

Суд кассационной инстанции с решениями судов первой и апелляционной инстанции согласился, указав следующее.

Согласно пункту 2 статьи 1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Однако, ни материалами проведенного расследования несчастного случая на производстве, ни проверенными судами первой и апелляционной инстанции фактическими обстоятельствами дела грубая неосторожность пострадавшего не установлена. Следовательно, правовых оснований для уменьшения размера возмещения у судов не имелось.

Теперь поговорим о взыскании компенсации морального вреда в связи с травмированием на железной дороге несовершеннолетних.

Исходя из пункта 1 статьи 21 Федерального закона от 10.01.2003 № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте Российской Федерации» следует, что железнодорожные пути общего пользования и железнодорожные пути необщего пользования, железнодорожные станции, пассажирские платформы, а также другие связанные с движением поездов и маневровой работой объекты железнодорожного транспорта являются зонами повышенной опасности. Владельцем источника повышенной опасности является данная железнодорожная компания.

В соответствии со статьей 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Если в таких случаях родственники пострадавших детей в силу сложившихся обстоятельств не могут сами обратиться в суд, то такое право есть у прокурора.

Так, прокурор обратился в суд в интересах несовершеннолетней о взыскании с железнодорожной компании в пользу несовершеннолетней и отца денежной суммы в качестве компенсации морального вреда в результате получения несовершеннолетней телесных повреждений (ампутация обеих стоп, ушиб сердца и легкого), в связи с проходящим электровозом поезда.

Из материалов уголовного дела и результатов служебного расследования транспортного происшествия следовало, что травмирование несовершеннолетней наступило не в результате умысла потерпевшей, а вследствие неосторожности нахождения на железнодорожных путях.

Учитывая изложенное, районным судом с железнодорожной компании взыскана компенсация морального вреда в пользу несовершеннолетней в размере 1 400 000 рублей, а в пользу ее отца 250 000 рублей.

 

 

 

Анна Редрова, помощник Дальневосточного транспортного прокурора по организационным вопросам и контролю исполнения

 

 

 

 

 

 

20.08.2020    Компенсация морального вреда, причиненного источником повышенной опасности на объектах железнодорожного транспорта