Коррупционные правонарушения: ответственность за незаконное вознаграждение в интересах юридического лица

Архив статей
19.28: суровые санкции

Возможность привлечения юридических лиц к ответственности за коррупционные правонарушения впервые была предусмотрена Федеральным законом от 25 декабря 2008 года N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», согласно которому в случае, если от имени или в интересах юридического лица осуществляются организация, подготовка и совершение коррупционных правонарушений или правонарушений, создающих условия для совершения коррупционных правонарушений, к юридическому лицу могли быть применены меры ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом законом было установлено, что применение за коррупционное правонарушение мер ответственности к юридическому лицу не освобождает от ответственности за данное коррупционное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной или иной ответственности за коррупционное правонарушение физического лица не освобождает от ответственности за данное коррупционное правонарушение юридическое лицо (статья 14).

Поскольку действующее законодательство не предусматривает уголовной ответственности для юридических лиц (хотя дискуссии на эту тему периодически возникают на страницах юридических изданий), законодателем была установлена достаточно суровая административная ответственность для юридических лиц, в интересах которых порой передаются взятки, совершаются иные коррупционные проявления.

Некоторые вопросы такой ответственности, о самом существовании которой пока что не знают даже многие практикующие юристы, автору публикации представляется интересным осветить.

Согласно ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ (в ред. Федерального закона от 27.12.2018 N 570-ФЗ) незаконные передача, предложение или обещание от имени или в интересах юридического лица либо в интересах связанного с ним юридического лица должностному лицу, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации денег, ценных бумаг или иного имущества, оказание ему услуг имущественного характера либо предоставление ему имущественных прав (в том числе в случае, если по поручению должностного лица, лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранного должностного лица либо должностного лица публичной международной организации деньги, ценные бумаги или иное имущество передаются, предлагаются или обещаются, услуги имущественного характера оказываются либо имущественные права предоставляются иному физическому либо юридическому лицу) за совершение в интересах данного юридического лица либо в интересах связанного с ним юридического лица должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации действия (бездействие), связанного с занимаемым им служебным положением, — влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере до трехкратной суммы денежных средств, стоимости ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, незаконно переданных или оказанных либо обещанных или предложенных от имени юридического лица, но не менее одного миллиона рублей с конфискацией денег, ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, иных имущественных прав.

Часть вторая той же статьи КоАП РФ, предусматривающая ответственность за те же действия, совершенные в крупном размере, увеличивает административный штраф до тридцатикратного размера суммы денежных средств, а минимальный размер  такого штрафа  — до двадцати миллионов рублей.

Часть третья той же статьи КоАП РФ, предусматривающая ответственность за те же действия, совершенные в особо крупном размере, повышает административный штраф до практически заоблачных высот — стократной суммы денежных средств, а минимальный размер  такого штрафа  — до ста миллионов рублей.

В указанной статье КоАП РФ крупным размером признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, превышающие один миллион рублей, особо крупным размером — превышающие двадцать миллионов рублей.

При этом опять-таки предусматривается обязательная конфискация денег, ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, иных имущественных прав, незаконно переданных или оказанных либо обещанных или предложенных от имени юридического лица.

Согласитесь, это немалая ответственность, особенно если юридическое лицо не является крупным, если обороты его бизнеса, его хозяйственной деятельности невелики.  Такие серьезные штрафы могут очень значительно повлиять на весь бизнес, а в отдельных случаях – даже поставить его под угрозу существования (так, коллеги — адвокаты сообщили автору статьи о применении судом по ст. 19.28 КоАП РФ в отношении одного из небольших по объемам бизнеса юридических лиц штрафа в размере сорока двух миллионов рублей!). Представляется, что все это направлено на жесткое подавление ржавчины коррупции, проевшей многие наши общественные отношения, на противодействие ей, в том числе за счет установления суровой кары, которая может стать профилактическим душем для всех желающих получить незаконные блага и выгоды для своих юридических лиц.

Попутно автору публикации представляется необходимым отметить неудачность конструкции диспозиции ст. 19.28 КоАП РФ в части слов «от имени юридического лица», использованных и в названии статьи закона. Более правильным все же является выражение «в интересах юридического лица», примененное здесь же законодателем. Дело в том, что на практике взятки «от имени» юридических лиц никто не передает, но зато все коррупционеры знают, в чьих интересах все эти подкупы осуществляются.

 

Нюансы и особенности

 

До недавнего времени ст. 19.28 КоАП РФ предусматривала возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности за совершение коррупционных деяний исключительно от имени или в интересах данного юридического лица и не распространялась на деяния, которые могли совершаться в интересах связанных с ним организаций.

Указанный пробел был устранен Федеральным законом от 27.12.2018 N 570-ФЗ «О внесении изменения в статью 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», вступившим в силу с 8 января 2019 года. Им было предусмотрено расширение диспозиции ст. 19.28 КоАП в целях обеспечения возможности привлечения юридических лиц к административной ответственности в случае, когда указанные выше противоправные деяния совершаются не только от имени или в интересах данного юридического лица, но и в интересах юридических лиц, связанных с этим юридическим лицом, которыми могут являться аффилированные лица, дочерние общества, организации, находящиеся в управлении одного и того же лица ( одного учредителя) и т.п.

Так, в судебной практике автора публикации было уголовное дело по защите взяткодателя, вручившего с единым умыслом в интересах четырех своих организаций, занимавшихся междугородними пассажирскими автоперевозками, должностному лицу управления государственного автодорожного надзора одного из дальневосточных регионов в несколько приемов взятку в общем размере 420 тысяч рублей. По уголовному делу было установлено, что деньги на взятку были получены в кассе только одного из этих предприятий. Но остальные юридические лица были тесно связаны с этим предприятием тем, что имели общего учредителя, да и взятка передавалась в интересах их всех, т.к. все они получили незаконные поблажки при осуществлении перевозочной деятельности. Так что после осуждения по приговору суда взяткодателя (к крупному штрафу), взяткополучателя (к длительному сроку лишения свободы) настал черед серьезной административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ для всех четырех юридических лиц, хотя взятка передавалась из кассы только одного из них.

Субъектами данного правонарушения являются только юридические лица. Встречающиеся в юридической литературе (см., например,»Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая», (том 1) (под общ. ред. Л.В. Чистяковой), («ГроссМедиа», «РОСБУХ», 2019) мнения о возможности привлечения к ответственности по данной статье КоАП РФ и должностных лиц являются явно ошибочными, т.к. санкция ч.1 ст.19.28 КоАП РФ прямо предусматривает ответственность только для  юридических лиц.

Следует согласиться и с теми, кто считает, что субъективная сторона этого правонарушения характеризуется только умыслом (прямым или косвенным) – см. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Главы 19 — 23. Постатейный научно-практический комментарий» (под общ. ред. Б.В. Россинского), («Библиотечка «Российской газеты», 2014). Мнение о возможности неосторожной формы вины по ст. 19.28 КоАП РФ (см. уже упомянутый комментарий к КоАП РФ под общ. ред. Л.В. Чистяковой) противоречит конструкции объективной стороны правонарушения, предусмотренного ст. 19.28 КоАП РФ. К тому же общеизвестно, что взятку неосторожно передать невозможно. Взяткодатель, как, впрочем, и любой коррупционер, действует вполне осознанно, целенаправленно и корыстно.

Дела о рассматриваемых в публикации административных правонарушениях  возбуждаются прокурором (ст. 28.4 КоАП РФ). На практике чаще всего это происходит после вступления в законную силу приговоров в отношении взяткодателей или взяткополучателей. Прокуроры никуда не торопятся, поскольку срок давности для привлечения к административной ответственности по коррупционным административным правонарушениям установлен законодателем весьма и весьма значительный – шесть лет со дня совершения административного правонарушения ( ст. 4.5 КоАП РФ). Но такой неторопливостью зачастую пользуются предприниматели, не особенно дорожащие именем своей фирмы. Они «сливают» с проштрафившейся фирмы активы ( а иногда и попросту ликвидируют ее) и регистрируют новую. Так что к моменту вступления в силу постановления о привлечении к строгой административной ответственности фирмы, от имени или в интересах которой вручалось незаконное вознаграждение чиновнику, взыскивать огромный штраф уже не с кого или не с чего.

Анализ положений ст. 19.28 КоАП РФ и ст. 14 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» позволяет прийти к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность одновременного возбуждения уголовного дела в отношении физического лица (например, по ст. 291 УК РФ — дача взятки) и дела об административном правонарушении в отношении юридического лица по ст. 19.28 КоАП РФ (незаконное вознаграждение от имени юридического лица), в интересах которого действовало это физическое лицо. В связи с этим  существующие на практике частые ожидания со стороны прокуроров вступления в законную силу обвинительных приговоров с точки зрения необходимости и целесообразности вряд ли оправданы.

Таким образом, при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.28 КоАП РФ, возможность привлечения юридического лица к административной ответственности не должна ставиться в зависимость от наличия обвинительного приговора в отношении физического лица, несмотря на то что противоправные действия фактически совершаются физическим лицом от имени или в интересах юридического лица. Кроме того, факт незаконной передачи названного в этой статье имущества, а также факт оказания услуг имущественного характера, предоставления имущественных прав может быть отражен не только в обвинительном приговоре, но и в постановлении суда или следователя о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (например, в связи со смертью обвиняемого) – см. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2012 года, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 10 апреля 2013 года.

Следует также отметить, что в рассматриваемой ситуации действия физического лица, выразившиеся в обещании должностному лицу передать ему от имени или в интересах юридического лица определенное имущество, не являются деянием, преследуемым в уголовном порядке, но согласно конструкции ст. 19.28 КоАП РФ могут повлечь административную ответственность организаций, чьи должностные лица обещают незаконное вознаграждение, так как этой статьей КоАП РФ установлена ответственность для юридических лиц и за противоправные коррупционные обещания.

При этом состав административного правонарушения будет оконченным, так как КоАП РФ не знает понятия покушения на административное правонарушение. В связи с этим наличие или отсутствие негативных последствий не имеет значения применительно к правонарушению, предусмотренному ст. 19.28 КоАП РФ, поскольку состав рассматриваемого правонарушения является оконченным с момента совершения неправомерных действий.

Есть и еще одна неприятная особенность, которую необходимо знать всем предпринимателям, руководителям, сотрудникам организаций, пожелавшим пообещать или передать незаконное вознаграждение чиновникам в интересах своих организаций. Уйти от ответственности, ограничившись предупреждением, не получится.

Так, согласно части 1 ст. 4.1.1 КоАП РФ являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридическим лицам, а также их работникам за впервые совершенное административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела II настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных частью 2 статьи 3.4  Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи.

А часть 2 той же статьи 4.1.1 КоАП РФ как раз и относит статью 19.28 КоАП РФ к таким исключениям. Она устанавливает, что административное наказание в виде административного штрафа не подлежит замене на предупреждение в случае совершения административного правонарушения, предусмотренного некоторыми  (но в том числе и ст. 19.28) статьями Кодекса. Так законодатель здесь еще раз продемонстрировал свою бескомпромиссность в борьбе с коррупцией.

 

 

Михаил Слепцов, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Слепцов и партнеры», кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации

 

Окончание в следующем номере

25.02.2020    Коррупционные правонарушения: ответственность за незаконное вознаграждение в интересах юридического лица