Мировое соглашение в деле о банкротстве

Архив статей

На любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должник, его конкурсные кредиторы и уполномоченные органы вправе заключить мировое соглашение. Решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов и считается принятым при условии, если за него проголосовали все кредиторы по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Необходимым условием утверждения мирового соглашения арбитражным судом является погашение задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди.

Мировое соглашение должно содержать положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме. С согласия отдельного конкурсного кредитора и (или) уполномоченного органа мировое соглашение может содержать определенные способы прекращения обязательств должника: предоставление отступного; обмен требований на доли в уставном капитале должника, акции, облигации, иные ценные бумаги; новацию обязательства; прощение долга.

Особенностью мировых соглашений, заключаемых в рамках дела о банкротстве должника, является то, что такое соглашение может быть заключено и без согласия отдельного кредитора.

В отдельных случаях может отсутствовать волеизъявление соответствующего кредитора, например, на новацию долга (ст. 414 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ), отсрочку или рассрочку платежа (ст. 450 ГК РФ), замену уплаты долга отступным (ст. 409 ГК РФ), прощение долга (ст. 415 ГК РФ). В «классическом» гражданском праве отсутствие волеизъявления кредитора противоречило бы существу соответствующих сделок и не могло бы приводить к желаемому эффекту. Между тем конкурсное право с материальной точки зрения представляет собой исключение. Следовательно, с момента введения процедуры банкротства отдельный кредитор в силу закона подчиняется решению большинства.

Пунктом 1 статьи 150 действующего Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусматривается участие в заключении мирового соглашения должника как конкурсных кредиторов, так и уполномоченного органа, действующего в интересах публичных органов, заявляющих требование об исполнении должником обязанностей по уплате обязательных платежей.

Мировое соглашение по делу о банкротстве в случае участия в нем уполномоченного органа является уже не гражданско-правовой сделкой, а сложным правовым образованием, включающим в себя две составляющие. Во-первых, гражданско-правовую сделку с участием кредиторов по денежным обязательствам (собственно мировое соглашение). Во-вторых, соглашение с участием публичных органов, обладающих правом требования по уплате обязательных платежей.

Участие в мировом соглашении по делу о банкротстве публичных органов, по сути, изменяет его правовую природу. В условиях действующего законодательства мировое соглашение по делу о банкротстве сложно рассматривать как гражданско-правовую сделку, каковой оно всегда являлось. Мировое соглашение по делу о банкротстве в случае участия в нем уполномоченного органа является уже не гражданско-правовой сделкой, а сложным правовым образованием.

Вопрос об участии в мировом соглашении уполномоченного органа всегда являлся актуальным.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве 1998 года мировое соглашение заключалось только конкурсными кредиторами. Налоговые и иные уполномоченные органы не участвовали в заключении мирового соглашения и, следовательно, не принимали участия в голосовании по этому вопросу. Данные органы были вправе предъявить должнику свои требования в общем порядке после утверждения мирового соглашения арбитражным судом.

Однако с введением в действие Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» законодатель пошел по другому пути, он фактически устранил разницу между конкурсными кредиторами и уполномоченными органами в том смысле, что и те, и другие стали участниками собраний кредиторов, т.е. получили равную возможность влиять на принятие решения о введении в отношении должника процедур банкротства, в том числе о заключении мирового соглашения.

Вместе с тем, поставив участников конкурсного производства в равные условия, законодатель разработал нормы, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, требованиям законодательства о налогах и сборах, что значительно снизило практическую ценность института мирового соглашения в процессе банкротства.

Так, в силу четвертого абзаца пункта 1 статьи 156 Закона о банкротстве условия мирового соглашения, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, взимаемым в соответствии с законодательством о налогах и сборах, не должны противоречить требованиям законодательства о налогах и сборах.

Приведенная норма права по своей природе является отсылочной и не устанавливает иного правила поведения сторон при заключении мирового соглашения в деле о банкротстве, нежели это предусмотрено налоговым законодательством.

Согласно пункту 1 статьи 64 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) отсрочка или рассрочка по уплате налога может предоставляться на срок, не превышающий один год, соответственно с единовременной или поэтапной уплатой налогоплательщиком суммы задолженности.

Таким образом, в мировом соглашении, заключенном в рамках дела о банкротстве должника, стороны вправе предусмотреть условие об отсрочке (рассрочке) налоговых платежей на срок, не превышающий один год.

Указание в мировом соглашении более длительных сроков является основанием для его не утверждения судом (например, постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.05.2014 по делу № А39-2666/2012, Арбитражного суда Поволжского округа от 23.09.2015 по делу № А57-10909/2012).

 Вместе с тем, налоговым законодательством не предусмотрены специальные правила, касающиеся изменений сроков и порядка погашения задолженности по обязательным платежам при заключении мировых соглашений по делам о банкротстве.

Абзац третий пункта 1 статьи 156 Закона о банкротстве требует, чтобы мировое соглашение содержало положения о порядке и сроках исполнения обязательств должника в денежной форме, при этом позволяет изменять в нем сроки и порядок уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов.

Поскольку названная норма права носит специальный характер по отношению к законодательству о налогах и сборах, при заключении мирового соглашения кредиторы имеют право включить положения о сроках и порядке погашения реестровой задолженности по обязательным платежам вне зависимости от сроков отсрочки или рассрочки, регламентируемых НК РФ.

Данного мнения придерживается Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа (постановление от 31.12.2015 по делу № А19-11827/2013), Арбитражный суд Дальневосточного округа (постановление от 23.06.2015 по делу № А51-22458/2014), Арбитражный суд Западно-Сибирского округа (постановление от 19.04.2016 по делу № А67-8132/2014).

Тем самым гарантируется соблюдение требования Закона о банкротстве о равном положении конкурсных кредиторов и уполномоченного органа.

Полагаем, что в российском законодательстве о несостоятельности государство не должно иметь преимуществ по отношению к конкурсным кредиторам, коль скоро уполномоченному органу предоставлено право голоса на собрании кредиторов с одновременным включением требований по обязательным платежам в одну очередь с требованиями конкурсных кредиторов. На наш взгляд, при выработке условий мирового соглашения с участием уполномоченного органа не должны учитываться нормы налогового законодательства, принимая во внимание тот факт, что они имеют особую сферу применения и поэтому не распространяются на процесс регулирования отношений, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством). Внесение соответствующих изменений в действующее законодательство о несостоятельности, безусловно, облегчит процесс заключения мирового соглашения и сделает его более эффективным средством защиты прав и законных интересов участников процесса банкротства.

Наличие публично-правового элемента следует связывать не с участием органов публичной власти, а с характером обязательств, из которых возникли соответствующие требования. Специфика участия уполномоченных органов в мировом соглашении при банкротстве в том, что в данном случае речь идет об исполнении публичных обязанностей по уплате налоговых или иных обязательных платежей в бюджет или внебюджетные фонды. Учитывая невозможность полного освобождения или изменения размера налоговых и тому подобных платежей, у уполномоченных органов остается очень мало возможностей для полноценного участия в мировом соглашении. Фактически оно сводится к предоставлению отсрочки или рассрочки уплаты обязательных платежей и то в пределах, допускаемых публичным законодательством.

Государство независимо от правовой природы отношений, из которых возникло его требование к должнику, в лице уполномоченных органов выступает в конкурсных отношениях в качестве субъекта гражданского права, а следовательно, и при банкротстве его права и обязанности не должны отличаться от прав и обязанностей конкурсных кредиторов.

 Таким образом, при выработке условий мирового соглашения, касающихся уплаты обязательных платежей, следует применять частноправовые методы правового регулирования, поскольку с момента возникновения конкурсных отношений данные требования носят гражданско-правовой характер. Применение к указанным отношениям норм налогового законодательства может быть обоснованным только с единственной целью – определить состав и размер требований уполномоченного органа к несостоятельному должнику. При этом любые попытки государства наделить налоговые требования преимуществом перед иными будут осуществляться во вред иным кредиторам и должнику.

Из анализа судебной практики, касающейся заключения мировых соглашений с участием уполномоченного органа, можно увидеть, что в большинстве случаев уполномоченный орган голосует против утверждения мирового соглашения, что в дальнейшем приводит к обжалованию определений суда об утверждении мировых соглашений.

Как правило, основаниями для оспаривания судебных актов об утверждении мировых соглашений являются: изменение сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов по сравнению с законодательством о налогах и сборах; нарушение прав и законных интересов уполномоченного органа, как кредитора по текущим платежам; недоказанность финансовой возможности должника произвести гашение долга; отсутствие в мировом соглашении условий о начислении процентов в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации.

В отношении изменения сроков уплаты налоговых платежей ранее была озвучена позиция ряда арбитражных судов кассационной инстанции.

В части нарушения прав и законных интересов уполномоченного органа как кредитора по текущим платежам необходимо отметить следующее. В соответствии с пунктом 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2006 года № 97 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)» мировое соглашение может быть утверждено судом и в случае, если у должника осталась не погашенная перед кредиторами задолженность по текущим платежам. При этом судом проверяется, не будут ли нарушены права и законные интересы указанных кредиторов условиями мирового соглашения.

В данном случае суду необходимо проверить наличие источников погашения задолженности кредиторов по текущим обязательствам, а также их достаточность как для погашения реестровой задолженности, так и текущей задолженности.

Данные выводы относятся также и к оценке наличия финансовой возможности должника для исполнения условий мирового соглашения.

Действительно, статья 156 Закона о банкротстве, устанавливающая требования к содержанию мирового соглашения, не содержит такого императивного требования, как указание в мировом соглашении источника финансирования должника для погашения требований кредиторов. Иные нормы законодательства о банкротстве также не требуют указания в мировом соглашении на источник получения должником денежных средств в размере, необходимом для выполнения его условий.

Вместе с тем, суду необходимо исследовать наличие реальной финансовой возможности должника произвести погашение кредиторской задолженности.

Поскольку отсутствие источников погашения задолженности, особенно при условии, что хозяйственная деятельность должником не ведется, приведет к неисполнимости мирового соглашения.

Таким образом, учитывая реабилитационный характер мирового соглашения, должник для расчета с кредиторами должен обладать достаточным объемом ликвидного имущества предприятия и иметь постоянный источник дохода для погашения как текущей задолженности, так и исполнения обязательств по мировому соглашению.

 Указание в мировом соглашении условий о начислении процентов в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации, не является обязательном условием, поскольку в пункте 2 статьи 156 Закона о банкротстве указано, что с согласия кредитора в мировом соглашении могут быть установлены меньший размер процентной ставки, меньший срок начисления процентной ставки или освобождение от уплаты процентов.

Необходимо, чтобы условие об освобождении от уплаты процентов было предусмотрено для всех кредиторов, поэтому отсутствие согласия уполномоченного органа с названным условием мирового соглашения не может являться основанием для отказа в утверждении мирового соглашения.

Основной вывод, который можно сделать применительно к конкурсному праву, состоит в том, что мировое соглашение в деле о банкротстве имеет материально-правовую природу, а следовательно, изменяет либо прекращает любые обязательства, по поводу которых оно заключается, будь то гражданско-правовые обязательства либо публичные обязательства. (Определение Верховного суда РФ от 24 сентября 2014 г. N 305-ЭС14-1200).

 

Анна Сецко,

Судья Арбитражного суда Хабаровского края

20.04.2017    Мировое соглашение в деле о банкротстве