Обзор судебной практики применения норм о залоге в делах о несостоятельности (банкротстве)*

Архив статей

Настоящий обзор подготовлен в соответствии с пунктом 3.6 Плана работы Арбитражного суда Дальневосточного округа, утвержденного приказом суда округа от 27.12.2017 № 156-осн.

Положение конкурсных кредиторов в делах о несостоятельности (банкротстве) определяется их правовым статусом, под которым понимается совокупность прав и обязанностей названных участников конкретного процесса. Кроме того, положение конкурсных кредиторов зависит от потенциальных возможностей, направленных на наиболее полное удовлетворение  установленных требований, с учетом особенностей введенной в отношении должника процедуры. Так, в зависимости от суммы требований, признанной обоснованной, кредиторы делятся на «миноритарных» и «мажоритарных», что имеет значение при голосовании на собрании кредиторов. Исходя из порядка удовлетворения требований различают кредиторов по текущим обязательствам (чьи требования возникли после возбуждения дела о банкротстве и имеют преимущество при погашении) и очередных кредиторов (чьи требования включаются в реестр и погашаются после текущих обязательств) и т.д. Наличие обеспеченного обязательства выделяет из состава конкурсных кредиторов тех, чьи требования обеспечены залогом имущества должника (далее – залоговые кредиторы).

Статус залоговых кредиторов, в силу предписаний Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), включает в себя ряд преимуществ перед другими конкурсными кредиторами, чьи требования залогом имущества не обеспечены. Это объясняется тем, что материально-правовой интерес залоговых кредиторов состоит в получении удовлетворения их требований не из всей конкурсной массы, а из стоимости залогового имущества. К таким преимуществам относятся:  право на приоритетное получение 70% либо 80% из средств, вырученных от реализации предмета залога (пункты 1, 2 статьи 138 Закона о банкротстве), право определять порядок и условия продажи заложенного имущества (пункт 4 статьи 138), право влиять на возможность замещения активов должника в ходе конкурсного производства (пункт 2 статьи 141) и заключения мирового соглашения (пункт 2 статьи 150),  право на оставление предмета залога за собой (пункт 5 статьи 18.1).

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, связанными с особенностями положения залоговых кредиторов в делах о банкротстве, и в целях обеспечения единообразного применения соответствующих положений Закона о банкротстве Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 23.07.2009 принял постановление № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя».

Между тем после указанных разъяснений законодательство претерпело существенные изменения, в частности, введен в действие институт банкротства физических лиц, в новой редакции действует параграф третий главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) о залоге.

Анализ практики Арбитражного суда Дальневосточного округа показывает, что в делах о банкротстве споры, в рамках которых применению подлежат нормы о залоге, рассматриваются регулярно, при этом нередко возникают сложности при формировании подходов к разрешению связанных с этим вопросов.

Отдельные выводы по вопросам, связанным с применением норм о залоге в делах о банкротстве, приведены в настоящем обзоре на примере судебных актов по соответствующим обособленным спорам, рассмотренным судом округа в период с 2016 года по март 2018 года.

 

  1. Кредитор, в чьих интересах арестовано имущество должника в обеспечение иска, впоследствии удовлетворенного, не получает в силу пункта 5 статьи 334 ГК РФ статус залогового кредитора в деле о банкротстве при установлении в реестре требований кредиторов должника задолженности в размере взысканной суммы.

 

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности, обеспеченной залогом недвижимого имущества – десятью квартирами в жилом доме. Залоговый характер заявленной к включению в реестр требований кредиторов задолженности обоснован пунктом 5 статьи 334 ГК РФ и пунктом 94 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». На основании этих норм и разъяснений кредитор, в чьих интересах определением суда приняты обеспечительные меры в виде запрета должнику совершать действия, направленные на отчуждение и обременение  имущества должника стоимостью, совпадающей с размером требования, заявленного к включению в реестр, с момента вступления в законную силу судебного акта об удовлетворении его требований становится обладателем прав и обязанностей залогодержателя в отношении этого имущества.

Суд первой инстанции, выводы которого поддержаны судами апелляционной и кассационной инстанций, признав обоснованным и подлежащим включению в третью очередь реестра требований кредиторов  должника денежное требование  кредитора, отказал в признании его залоговым. Отказ в признании требования залоговым мотивирован следующим.

Согласно пункту 5 статьи 334 ГК РФ кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом (статья 174.1 ГК РФ), обладает правами и обязанностями залогодержателя в отношении этого имущества с момента вступления в силу решения суда, которым требования таких кредитора или иного управомоченного лица были удовлетворены.

Данная норма, предоставляющая кредитору при определенных условиях право на иск об обращении взыскания на заложенное имущество, устанавливает лишь особый, индивидуальный и приоритетный порядок удовлетворения требований такого кредитора, в том числе и при совершении сделки с имуществом, в отношении которого объявлен запрет. Установление приоритетности удовлетворения требований такого кредитора за счет арестованного имущества при исполнении судебного акта о взыскании с должника задолженности относится к общим правилам исполнения судебных актов.

Между тем общие правила исполнения судебных актов установлены для регулирования обычной экономической деятельности хозяйствующих субъектов, а при установлении в отношении одного из субъектов предпринимательской деятельности признаков банкротства применению подлежат специальные нормы законодательства о банкротстве, правовое регулирование которых направлено на достижение общих целей института несостоятельности. Установление особого режима имущественных требований к должнику, не допускающего удовлетворение требований кредиторов в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема имущества должника в течение всей процедуры банкротства, создавая необходимые условия для более полного удовлетворения требований всех кредиторов.

Поскольку заявленное  кредитором требование не основано на наличии заключенного с должником договора залога, а принятая судом обеспечительная мера на основании норм процессуального права не может рассматриваться в качестве гражданско-правовой меры обеспечения исполнения обязательств, предусмотренной нормами параграфа 3 главы 23 ГК РФ, и не влечет возникновения между сторонами залоговых отношений, правовых оснований для удовлетворения заявленного требования суд не усмотрел.

Данный подход закреплен Верховным Судом Российской Федерации – в определении от  27.02.2017 № 301-ЭС16-16279 и пункте 18 Обзора судебной практики № 2 (2017) (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.04.2017) отмечено, что залог, возникающий согласно пункту 5 статьи 334 ГК РФ по процессуальным основаниям, не порождает для кредитора в деле о банкротстве преимуществ, которые возникают при ординарном залоге (пункт 1 статьи 334.1 ГК РФ).

 

Постановление от 23.01.2017 № Ф03-6361/2016

по делу № А59-934/2016 Арбитражного суда Сахалинской области

                                                      

  1. Если объектом залога в пользу конкурсного кредитора являются имущественные права (требования) по контрактам, такой конкурсный кредитор с момента установления его требования как залогового вправе претендовать на преимущественное получение предоставленного по соответствующим контрактам денежного исполнения по заложенному требованию. В отсутствие залогового счета указанные денежные средства подлежат аккумулированию на открытом конкурсным управляющим специальном счете должника и распределению в порядке статьи 138 Закона о банкротстве.

В деле о банкротстве рассмотрена жалоба конкурсного кредитора (банка) на действия конкурсного управляющего по расходованию денежных средств, поступивших на счет должника в результате исполнения его контрагентом экспортных контрактов, права требования по которым обременены залогом в пользу конкурсного кредитора в обеспечение исполнения перед ним должником обязательств по кредитному обязательству.

Суд первой инстанции признал незаконными действия  конкурсного управляющего, выразившиеся в нарушении установленного статьями 134, 138 Закона о банкротстве порядка удовлетворения требований кредитора из стоимости заложенного имущества, а именно в направлении денежных средств, поступивших во исполнение экспортных контрактов, права требования по которым обременены залогом в пользу конкурсного кредитора, не на погашение требований последнего, а на оплату текущих обязательств должника.

Апелляционный суд отменил определение первой инстанции, посчитав, что с момента открытия в отношении должника конкурсного производства конкурсный управляющий не вправе исполнять требование залогового кредитора о перечислении поступающих на счет должника платежей в счет погашения требования банка, поскольку такой порядок погашения требований кредиторов Законом о банкротстве не предусмотрен.

Кассационная коллегия отменила постановление апелляционного суда и оставила в силе определение первой инстанции, руководствуясь следующим.

Ситуация, когда предметом залога выступает право требования денежного исполнения с контрагента должника и при этом залоговый счет залогодержателем не открыт (нет залога прав по договору банковского счета – статья 358.9 ГК РФ), а контрагент произвел исполнение путем перечисления денежных средств на текущий счет должника, прямо нормами Закона о банкротстве не урегулирована. В этой связи вопрос о порядке использования суммы, поступившей в результате исполнения денежного обязательства, права требования по которому находятся в залоге кредитора, подлежит разрешению на основании совокупного толкования общих норм о залоге и специальных правил о распределении денежных средств в деле о банкротстве.

В соответствии с положениями статей 336, 358.1 ГК РФ имущественное право (требование) является одним из видов залога. В силу статьи 358.6, подпункта 3 пункта 2 статьи 345, статьи 358.9 ГК РФ при исполнении по заложенному требованию в денежной форме полученные залогодателем средства не обременяются автоматически залогом (как это происходит с остальным имуществом), но должны быть зачислены на залоговый счет залогодателя, права по которому становятся новым залоговым объектом.

Определение арбитражного суда, которым требования конкурсного кредитора устанавливаются в качестве залоговых, по существу является судебным актом об обращении взыскания на заложенное имущество. Этот судебный акт подлежит исполнению конкурсным управляющим с учетом установленных статьей 18.1 Закона о банкротстве правил об особенностях правового положения залоговых кредиторов.

Из вышеизложенного следует, что кредитор, чьи требования учтены в реестре в качестве залоговых, не открывший ранее (при заключении договора залога) залоговый счет, то есть не обеспечивший себе возможность реализовать преимущества с использованием механизмов, закрепленных пунктом 2.1 статьи 18.1 и пунктом 2.2 статьи 138 Закона о банкротстве, тем не менее не лишается права на получение преимущественного удовлетворения своих требований с даты открытия в отношении залогодателя конкурсного производства, за счет предоставленного контрагентом должника денежного исполнения по заложенному требованию.

С даты открытия конкурсного производства, при наличии к этой дате определения о включении залогового требования в реестр, конкурсный управляющий как лицо, осуществляющее исполнение судебного акта об обращении взыскания на заложенное требование, обязан открыть специальный банковский счет должника, указанный в статье 138 Закона о банкротстве, для аккумулирования на нем как денежных платежей по заложенному требованию, поступивших после открытия конкурсного производства, так и выручки от реализации заложенного требования (при его продаже в конкурсном производстве).

При этом вне зависимости от формы обмена актива (права требования) на денежный эквивалент – в результате продажи права на торгах или посредством добровольного исполнения контрагентом, поступившие денежные средства подлежат зачислению на специальный банковский счет должника с дальнейшим распределением их по правилам статьи 138 Закона о банкротстве.

Соответствующая правовая позиция отражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 17.10.2016 № 305-ЭС16-7885.

 

Постановление от 26.12.2016 № Ф03-5993/2016

по делу № А73-7519/2012 Арбитражного суда Хабаровского края

 

                (Окончание в № 7-2019)

 

Елена Головнина, заместитель председателя Арбитражного суда Дальневосточного округа

 

 

*с изменениями, утвержденными постановлением Президиума Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.10.2018 № 20­

 

21.06.2019    Обзор судебной практики применения норм о залоге в делах о несостоятельности (банкротстве)*