Особенности формирования конкурсной массы и реализации имущества должника — физического лица. Актуальные проблемы применения законодательства о банкротстве

Архив статей

Формирование конкурсной массы гражданина-банкрота, являющегося субъектом режима общего совместного имущества супругов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 213.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) отношения, связанные с банкротством граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, регулируются параграфами 1.1 и 4 главы X Закона о банкротстве, а при отсутствии специальных правил, регламентирующих особенности банкротства этой категории должников, — главами I–III.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI Закона о банкротстве.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 39 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45), при рассмотрении дел о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности).

Одним из ключевых вопросов для большинства дел о банкротстве является формирование конкурсной массы. От ее состава и стоимости напрямую зависит объем и очередность удовлетворения требований кредиторов должника.

В силу пункта 1 статьи 213.25 Закона о банкротстве все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и о введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от  12.07.2007 №10-П разъяснено, что статья 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц, предоставляя таким образом должнику-гражданину имущественный (исполнительский) иммунитет с тем, чтобы, исходя из общего предназначения данного правового института, гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и деятельности.

Проблематика неоднозначного подхода к применению положений статьи 446 ГПК РФ отражена в постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.05.2018 № Ф03–1337/2018 по делу № А73 – 13458/2016. Так, суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, исключил из конкурсной массы должника жилое помещение (квартиру), принадлежащее должнику. В обоснование своей позиции суд кассационной инстанции указал, что в рассматриваемом случае имущество (два дома и квартира) обременено ипотекой, в связи с чем на него не распространяется исполнительский иммунитет, поскольку требования соответствующего кредитора включены в реестр требований кредиторов как обеспеченные залогом этого имущества, они подлежат реализации в ходе процедуры банкротства, а у должника (залогодателя) и у любых иных лиц, проживающих в данных жилых помещениях, наступает прекращение права пользования (собственности) ими.

Соглашаясь с выводами судов обеих инстанций относительно того, что само по себе обременение жилого помещения залогом не является препятствием для проживания в нем, суд кассационной инстанции отметил, что данное обстоятельство носит временный характер, так как правовым последствием включения требований залогового кредитора в реестр требований кредиторов должника является реализация предмета залога, что делает в последующем невозможным проживание в указанном помещении должника и членов его семьи.

Таким образом, применительно к положениям статьи 446 ГПК РФ суд кассационной инстанции указал, что квартира является для должника и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания помещением и неисключение данного имущества из конкурсной массы может повлечь реализацию всех объектов недвижимости должника, пригодных для проживания, лишить как самого должника, так и членов его семьи условий, необходимых для их нормального существования.

Вместе с тем, применяя положения статьи 213.25 Закона о банкротстве, суды отказывают в исключении имущества (денежных средств) из конкурсной массы должника, ссылаясь на то, что такое требование подлежит удовлетворению при наличии у должника этих средств, заработной платы или иных доходов, на которые распространяется исполнительский иммунитет.

Например, Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 09.04.2018 № 303-ЭС18–2234 по результатам рассмотрения кассационной жалобы должника на постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 21.09.2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.11.2017 по делу № А73–4114/2016 согласился с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций относительно того, что в рассматриваемом случае оснований для применения к должнику правил абзаца восьмого части 1 статьи 446 ГПК РФ не имеется, поскольку должник не раскрыл источники своих доходов, трудовую деятельность не ведет, денежные средства в конкурсную массу не включил.

Проводимый сравнительный анализ судебной практики показывает, что нередко проблемным является вопрос об отнесении определенного имущества должника-гражданина к предметам обычной домашней обстановки и обихода, который должен разрешаться судом с учетом конкретных обстоятельств, касающихся назначения имущества, его цены, фактического использования, наличия или возможности замены на аналогичное имущество меньшей стоимости, а также местных обычаев (например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.01.2018 № Ф09–1493/17 по делу № А60–3496/2016).

Вместе с тем, говоря о банкротстве гражданина (вне зависимости от того, является ли он индивидуальным предпринимателем), следует помнить одну важную особенность: в отличие от юридического лица гражданин-банкрот может состоять в браке. В том случае если гражданин-банкрот хотя бы раз вступал в брак, существует вероятность, что в конкурсную массу может быть включено имущество, находящееся в совместной собственности супругов (бывших супругов).

Принадлежность имущества к совместной собственности супругов является важным фактом, подлежащим установлению в деле о банкротстве гражданина. Определение указанного обстоятельства может влиять не только на права и законные интересы кредиторов и должника, но и на права и интересы супруга (бывшего супруга).

В судебной практике нередки случаи оспаривания действий должников-граждан по признанию их несостоятельными (банкротами). Так, например, Арбитражным судом Дальневосточного округа рассмотрена и оставлена без удовлетворения кассационная жалоба бывшей супруги должника на решение Арбитражного суда Хабаровского края от 27.04.2017, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2017 по делу № А73–16378/2016 (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 22.11.2017 № Ф03–4559/2017), в которой заявитель жалобы полагала, что должник (бывший супруг) инициировал в отношении себя процедуру банкротства с целью избежать погашения долгов перед своей бывшей супругой (заявителем жалобы). Кроме того, заявитель ссылалась на сокрытие должником принадлежащего ему имущества, непринятие им мер по трудоустройству.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд кассационной инстанции отметил, что, руководствуясь положениями статей 213.3, 213.4, 213.6 Закона о банкротстве, разъяснениями, изложенными в пунктах 9, 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно пришли к выводу о наличии оснований для признания должника несостоятельным (банкротом) и введении в отношении него процедуры реализации имущества, установив, что гражданин прекратил расчеты с кредиторами, перестав исполнять денежные обязательства, срок исполнения которых наступил, размер задолженности гражданина превышает пятьсот тысяч рублей, а также превышает стоимость принадлежащего ему имущества, удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приведет к невозможности исполнения должником денежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами.

При  этом суд кассационной инстанции указал, что само по себе признание должника несостоятельным (банкротом) не исключает возможности погашения задолженности перед бывшей супругой (являющейся одновременно кредитором должника), поскольку главной целью процедуры реализации имущества гражданина является соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника за счет сформированной конкурсной массы, проведения финансовым управляющим мероприятий по розыску принадлежащего должнику имущества.

Также суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции, отметив, что возражения бывшей супруги должника, касающиеся сокрытия должником (супругом) имущества с целью непогашения возникшей перед ней задолженности, могут быть заявлены при рассмотрении судом отчета финансового управляющего о результатах реализации имущества гражданина, завершении процедуры и решении вопроса об освобождении должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Рассматривая особенности формирования конкурсной массы гражданина-банкрота, который является субъектом режима общего совместного имущества супругов, следует отметить, что в силу прямого указания пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания. Применительно к делу о банкротстве аналогичное разъяснение изложено в пункте 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» (далее — Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.06.2011 № 51).

Законным режимом имущества супругов в Российской Федерации является режим их совместной собственности (пункт 1 статьи 33 СК РФ). Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества (пункт 1 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт  1 статьи 33, пункт 1 статьи 34 СК РФ).

Пункт 2 статьи 34 СК РФ предусматривает, что к общему имуществу супругов относится любое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Исключения указаны в статье 36 СК РФ, которая фактически и перечисляет имущество супруга-банкрота, подлежащее реквизиции, в первую очередь в целях удовлетворения требований кредиторов. Этот гарантированный минимум, который позволяет кредиторам получить хотя бы частичное возмещение своих убытков, включает в себя: имущество супруга, имевшееся у него до брака; имущество, полученное во время брака по безвозмездным сделкам; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Таким образом, согласно Семейному кодексу Российской Федерации взыскание по обязательствам супруга обращается в первую очередь на его отдельное имущество. При его недостаточности кредитор может потребовать выдела доли из общего имущества, но не обратить взыскание на него целиком (пункт 1 статьи 45 СК РФ). В то же время взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

Однако законодатель в пункте 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве создает специальное правило относительно общего имущества супругов. В такой ситуации свою долю из общей собственности супруг сможет получить только после реализации имущества, составляющего конкурсную массу. И не обязательно эти выплаты составят полную стоимость реализованной доли в имуществе.

 

Анастасия Сергеева, помощник судьи Арбитражного суда Хабаровского края

(Продолжение в следующем номере)

 

19.10.2018    Особенности формирования конкурсной массы и реализации имущества должника — физического лица. Актуальные проблемы применения законодательства о банкротстве