За каждой экспертизой – люди

За каждой экспертизой – люди

В 50-х годах в нашей стране открылись десять научно-исследовательских криминалистических лабораторий Минюста, одна из них – в Хабаровске.

- Дальневосточная лаборатория тогда в составе 6 человек обслуживала регионы от Иркутска до Магадана, выполняя традиционные криминалистические экспертизы – почерковедческую, трасологическую, баллистическую и техническую экспертизу документов, - рассказывает Наталья САЛКИНА, директор ФБУ Дальневосточного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации. Такой статус лаборатория получила в 2001 году.

Сегодня эксперты Центра дают заключения по различным вопросам, требующим специальные знания в области науки, техники, ремесла, искусства. В ближайших планах учреждения - введение в производство новой экспертизы, политологической. Также планируется освоить молекулярно-генетическую экспертизу объектов животного и растительного происхождения, экспертизу охраны труда и техники безопасности на опасных производственных объектах.

В прошлом году у судебных экспертов появился свой геральдический знак. Двуглавый орел с фигурным щитом на груди, внутри щита - столп Закона, а за ним - перекрещенные лупа и перо. Лупа символизирует всесторонность экспертных исследований, проведенных на научной основе, перо - стремление к познанию, инструмент для фиксации результатов экспертной деятельности.
 А ведь на заре зарождения судебной экспертизы эти инструменты были едва ли не главными в руках пытливых искателей. Кто об этом расскажет лучше, чем старейший сотрудник Центра Татьяна ФЕДОРОВА.

- Татьяна Сергеевна, как началась Ваша работа в стенах учреждения? С каким образованием можно стать судебным экспертом?

- Закончила я химико-биологический факультет нашего пединститута. И до того, как попасть в криминалистическую лабораторию, успела два года поработать учителем в селе Полетное  района имени Лазо Хабаровского края, затем в лаборатории филиала Всесоюзного научно-исследовательского института жиров - на базе нашего МЖК - младшим научным сотрудником, потом в Бассейновой инспекции - инженером-химиком. И когда вышла из второго декрета, мне подсказали, что есть Хабаровская научно-исследовательская криминалистическая лаборатория Минюста РСФСР, и там нужен человек с образованием в области химии, куда я пришла работать в 1975 году.

Работы было много, часто заключения писала вечером дома, от руки. Печатная машинка была, но к машинистке всегда выстраивалась очередь с черновиками. Чтобы не затягивать рассмотрение дел, в судопроизводство принимались и рукописные заключения экспертов, заверенные печатью.

- Как Вы обучались, есть же своя специфика работы судебного эксперта?

- Практически сразу окунулась в работу. Училась на ходу, по книгам и методичкам. В распоряжении у меня был хроматограф, реактивы, моих знаний хватало на то, чтобы проводить химические исследования материалов. Параллельно получала профильное образование заочно: нам присылали материалы и даже объекты для лабораторных работ. Затем на 20 дней нас всех собирали на сессию во Всесоюзный НИИ судебной экспертизы, читали лекции по общим вопросам и по узкой специальности. 

В числе лекторов был настоящий корифей судебной экспертизы Александр Романович Шляхов, его имя сейчас присвоено Российскому федеральному центру судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации. Мне посчастливилось слушать его лекции. Затем сдавали зачеты, экзамены и получали квалификацию судебного эксперта с правом самостоятельного производства экспертизы.

- На проведении каких экспертиз Вы специализировались?

- Начинала с криминалистических экспертиз: исследование нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, затем волокнистых материалов и изделий из них, чуть позже освоила экспертные специальности по исследованию наркотических средств, следов и обстоятельств выстрела. Всего имела право самостоятельного производства судебной экспертизы по 4 экспертным специальностям. Когда учреждение стало Центром, работала заместителем начальника по методической работе.

Но самым любимым в работе у меня всегда оставалось самостоятельное производство экспертиз, когда смотришь, ищешь, думаешь. Бывало, свяжешься со следователем: точно ничего больше не было? Поищите еще следы преступления. 

- А когда к эксперту попадает поручение на проведение исследования, у него есть материалы дела? Или эксперт работает вслепую, чтобы быть объективным?

- Конечно, есть! Работа эксперта не заканчивается после того, как он поставил точку в заключении. Судебный эксперт является участником уголовного или гражданского судопроизводства, как следователь, адвокат, судья. Пока устанавливаются все обстоятельства по делу, его могут вызвать на допрос или в судебное заседание, могут назначить дополнительную экспертизу или инициировать новую. Мы и раньше очень плотно работали с судебно-следственными работниками: выезжали на семинары, объясняли, как правильно собирать и упаковывать следы преступления, чтобы сохранить их для исследования. Сейчас читаем лекции для прокурорских работников, слушателей Академии Следственного комитета Российской Федерации.

- Татьяна Сергеевна, а как Вы в целом относитесь к прогрессу? Как современные технологии изменили работу эксперта?

- Да замечательно отношусь. Только дело не в самих технологиях, а в человеке: как он этим пользуется. Все равно главным остается голова на плечах, руки и знания. Например, в тех областях, которыми я занималась, не так много изменилось: потому что основаны они на базовых законах физики и химии. Вы удивитесь, но самые первые методички, которые использовались в работе, до сих пор актуальны. Они, безусловно, дорабатываются. А вот во многих других областях появляются новые методы исследований, оборудование, программы. Чтобы успевать за прогрессом, эксперт учится всю жизнь: регулярно проходит повышение квалификации, каждые пять лет подтверждает свою профессиональную компетентность.

- А чему Вы учите своих учеников? 

- Всегда говорю: когда проводите экспертизу, помните - за этим стоят люди. Вернемся к моему учителю, Шляхову, который сказал: “Хороший эксперт не тот, который “умеет” дать категорическое заключение, а тот, кто умеет не делать неосмотрительные выводы”. О чем это? Будьте внимательны, чтобы из поля вашего зрения ничего не выпало, будьте последовательны, включите логическое мышление. Не уверены? Ищите, поднимите документы, уточните у следователя, не ленитесь. Написали заключение? Не спешите его отдавать, дайте отлежаться, посмотрите на свежую голову, обязательно найдется, что поправить, уточнить. 

Дальневосточный РЦСЭ заслуженно стал ведущим государственным судебно-экспертным учреждением Дальнего Востока, центром экспертной базы всего округа. Доказательственная база, сформированная с учетом заключений судебных экспертов центра, в большинстве случаев является основной для принятия решений как при расследовании дел, так и при судебном рассмотрении дел. И, конечно, авторитет учреждение заработало благодаря грамотным, преданным своему делу людям, которые понимают, что заключение судебного эксперта может быть судьбоносным.

Жанна Рукавишникова

Фотоматериалы предоставлены Натальей Салкиной



Возврат к списку